Рубрика «Колонка редактора». Рассказ «Любовь и обмороки»

Во времена оны, а, точнее, в годы, когда Хабаровской кафедрой управлял еще владыка Иннокентий (Васильев), в Христорождественском соборе верой-правдой служил в сане диакона, на благо епархии и на радость прихожанам, отец Николай. И была у него заветная, но, впрочем, весьма понятная мечта – стать священником, дабы не просто прошения к Богу горячо возносить, но и людей данной ему властью во Христа крестить, от сетей греховных свобождать, Телу и Крови приобщать, а еще в Таинстве венчания двоих «во едину плоть» соединять. Про последнее речь ниже и пойдет.

В общем, когда спустя два-три года владыку Иннокентия на кафедре сменил епископ Марк, мечта отца Николая наконец-то осуществилась. Новоиспеченный батюшка был назначен на служение в Александро-Невский храм, и не прошло, пожалуй, даже недели, как случилось ему совершать заветное Таинство венчания. Не знаю, само оно так совпало или он просто столь горячо того желал, но послал ему Господь единовременно венчать даже не одну, а сразу три пары. Ну, а впрочем, что такого? Всяко бывает. Отец Николай начал как всё положено, чин по чину: сперва в притворе обручил меж собой всех желающих, кто с кем предварительно договорился жизнь в вере и единомыслии прожить, а затем, когда три окончательно определившиеся пары встали в центре храма, обратив лицо к алтарю, начал звучно читать одну за другой несколько длинных молитв.

Но в то время, как отец Николай вдохновенно и горячо призывал на главы брачующихся благословение Божие и к тому «жизнь мирную, долгую, целомудрие и друг ко другу любовь», за его спиной стало твориться что-то странное. Сами молодожены такого изобилия внезапно вошедшей в их жизнь благодати явно не ожидали, ибо, когда священник, окончив положенные прошения, обернулся, за его спиной просто никого не оказалось. Отец Николай был ошеломлен, испуган, обескуражен, удивлен – и всё это единовременно. Оглядевшись по сторонам, он увидел, что в одном углу храма на лавочке пластом лежит что-то белое и воздушное, на другой – торчат чьи-то ботинки, и также кого-то приводят в чувство, третьих вообще куда-то на улицу увели.

В полной растерянности, взмахнув аки крылами полами рясы, молодой иерей ринулся за советом к своему настоятелю:

— Я венчаю… молюсь… поворачиваюсь, а там никого! Что делать-то?

В ответ на невнятную тираду не на шутку взволнованного батюшки Николая отец Сергий даже бровью не повел: «Да ты не переживай, просто поставь их всех и продолжай дальше с того же момента». Конечно, опытного настоятеля Александро-Невского храма таким было не удивить: в ту пору обморочные состояния жениха, невесты или кого-то из окружения во время венчания случались регулярно. Крайне редкое венчание обходилось без этого неприятного казуса.

Сам отец Сергий вспоминает, как венчал однажды пару уже поживших в браке людей. Сначала на руке супруга повисла бесчувственная жена. Благо, муж был крепкий и здоровый мужик, а она хрупкая и худенькая, так что он просто волевым жестом сгреб ее бесчувственное тельце подмышку, и Таинство продолжилось. Веселье началось, когда несчастная женщина пришла в себя, а ее могучий спутник ровно в ту же минуту отправился в дальние дали, из которых она только что вынырнула, равнодушно оставив свое мужественное, но безжизненное тело на ее хрупких плечах. «Я никогда в жизни не работал так тяжело, как сегодня» — сообщил мужчина отцу Сергию, когда всё наконец-то закончилось.

Что происходило в это время в духовном мире? Что творилось с душой человека? Почему так случается? Сейчас таких случаев значительно меньше, а тогда это было делом весьма заурядным.

Пожалуй, виной тому неподготовленность людей в плане духовном. Как тогда крестили? Чаще всего священника за раз брало в окружение единовременно человек эдак семьдесят, не считая женщин и детей, и требовало от него скорейшего рождения от воды и Духа. Шум, гвалт, суматоха, слёзы. Перекричать всё это, дабы хоть немного наставить во истинной вере возжелавших «духовных услуг» людей, было делом практически невозможным. А, получив заветное крещение, они выпускали взмокшего батюшку «из осады» и, пока тот не пришел в себя, стремительно покидали своды храма. Затем приходила следующая волна страждущих…

Сейчас времена, конечно, другие настали — в церковной жизни прочно обосновалось умное слово – «катехизация». И хотя слово хорошее, звучало оно столь угрожающе, что число желающих получить «духовные услуги» резко поубавилось, но зато те, кто доходил до поставленной цели, столь стремительно из храма уже не убегали, да и в обмороки на венчаниях не падали. Недавно, правда, у меня снова такое случилось, но там молодожены стояли – кремень, а подкачал лишь свидетель – рухнул, еле успели под белы руки подхватить.

Какой из всего этого вывод? Самый простой: любовь любовью, но, чтобы построить «малую церковь», надо сперва крепко стоять на ногах в обычной. Так что, кто не хочет на венчании белоснежной фатой полы подметать да шишки на затылок собирать, приходите заранее в храм, расскажем хоть, в чем сила, братья.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *